Ольга Дроздова


     :: Ольга Дроздова: «Мы даже не знали слова «цинизм» ::       

Спектакль «Голливудская дива» в Музкомедии провоцирует Ольгу Дроздову на то, чтобы «вытащить из себя оставшиеся капельки наивности, чистоты и их использовать»
Город на Неве – особое место для актрисы театра «Современник». Здесь она сыграла самую свою звёздную роль в «Бандитском Петербурге» Владимира Бортко, и здесь ей предстоит дебютировать в музыкальном проекте. Этот шанс актрисе дал режиссёр Корнелиус Балтус, который в сентябре презентует свой новый мюзикл «Голливудская дива», в основе которого неизвестная в России оперетта австрийского композитора Ральфа Бенацки «Аксель у врат небесных». Аксель – молодой амбициозный репортёр, делающий всё, чтобы взять интервью у недосягаемой кинозвезды Глории.

– Ольга, на пресс-конференции два месяца назад вы признались, что, получив приглашение в этот проект, сначала подумали, что это розыгрыш.
– Да! А когда выяснилось, что всё серьёзно, у меня был шок: я – и пою? Со сцены?! Три месяца я сопротивлялась, пока Корнелиус не застукал меня в театре перед спектаклем и, поставив перед фортепиано, не велел петь. Я убеждала его, что не попаду в ноты, что я их даже не слышу. «Блямкайте сколько хотите, всё это бес-смыс-лен-но!» Затем я прочла полушутейно какой-то монолог. После чего Корнелиус сказал, что он услышал нужный ему голос, и велел идти учиться петь.
– Неужели прежде вы никогда не пели? Даже не было такого искушения? Ведь рядом очень даже поющий муж.
– Нет! Ещё в детстве меня уверили, что у меня нет слуха и голоса. А раз так, то я думала: «Зачем же плодить дурные образцы художественной самодеятельности?» Я и песенки у костра петь терпеть не могла. Так что вы должны понять сегодняшний мой страх и ощущение самозванства…
– Сегодня в порядке вещей работать на два города – например, Манана Гогитидзе пела в «Бале вампиров» одновременно и в Москве, и в родном Петербурге. И всё-таки дополнительная нагрузка вас не смущала?
– Нет, что вы! Питер – это мой любимый город. Я здесь столько всего прожила, пока снималась в «Бандитском Петербурге»! Мне неприятно, когда говорят: «Вот, приехала актриса из Москвы». Я просто приехала в любимый город принять участие в интересном проекте, а где он состоится – мне неважно. Ведь на самом деле я не «из Москвы», я, извините, чуть дальше буду – я «из Находки».
– Не скучаете по Находке?
– Я по маме скучаю… И по морю. По его запаху.
– У каждого моря свой запах?
– Конечно. Море в Находке пахнет свежими огурцами с мёдом.
– Вы мне напомнили о спектакле по Теннесси Уильямсу «Предупреждение малым кораблям», действие которого разворачивалось в портовом баре на берегу Тихого океана. Несмотря на то что это история одиночества, там был светлый, пронзительный финал. Почему такую драматургию не пишут наши современные авторы? У них в финале если и есть свет, то лишь в конце туннеля.
– Не знаю, не пишут почему-то. А жаль – очень хочется каких-то светлых фильмов, спектаклей, как, кстати, наша «Голливудская дива». А ещё очень хочется открытых эмоций, страстей. Нам это очень близко, неслучайно вся страна с таким удовольствием смотрела индийское кино. У нас в Находке все девчонки хотели походить на Хему Малини (именно она сыграла близнецов Зиту и Гиту в одноимённом фильме. – Прим. ред.). Мы были такими же наивными и сентиментальными, как герои Болливуда, и у меня ощущение, что мы даже не знали слова «цинизм».
– Раз мы коснулись темы кино, хочу напомнить, что на днях отмечался День российского кино. Но я о печальном – какого кинематографа вам не хватает?
– Мне жаль, что наши кинематографисты так редко обращаются к классикам. Возьмите, например, Лескова – в его прозе вы найдёте ответы на многие вопросы сегодняшнего дня. Но я думаю, у нас ещё всё впереди, вот сейчас вырастет новое поколение. И если мы сейчас только-только стали экранизировать классиков…
– Простите, перебью, экранизировать стали, увы, не Лескова, а школьно-хрестоматийных Достоевского, Гоголя, Толстого…
– И это закономерно – вначале зрителя надо увлечь тем, что хотя бы на слуху, и так втянуть в этот жанр. Думаю, что в конце концов обратят внимание и на Лескова.
– Судя по всему, вы верите в молодое поколение. Что даёт вам веру в него?
– Вы знаете, вместе с Димой я веду актёрский курс в Институте современного искусства. Как и в случае с «Голливудской дивой», меня уговаривали несколько месяцев – я ужасно боялась ответственности. И теперь поняла, что если есть какое-то моё дело, то это как раз оно.
– Вам нравится педагогика?
– Им нравится, ребятам. Я вижу, что эти дети верят в меня, и от этого что-то получается. У нас очень интересный курс, самый дружный, причём представлены все республики бывшего Советского Союза. Может быть, так получилось, что мы выбирали ребят «под себя», но они очень чистые, искренние. И я буду пытаться всеми силами сохранить в них эту чистоту восприятия мира. И научить их охранять себя от саморазрушения, чтобы потом этим не искушать зрителя.
– В каком смысле?
– Сегодня зрителя не обманешь. Какого бы положительного персонажа актёр ни играл, если он дурной человек, зритель тут же почувствует фальшь. Допущение «хороший артист, но плохой человек» уже не проходит.
– Ольга, вы сказали, что хотели походить на Хему Малини. Просто как девочка или вы с детства хотели стать актрисой?
– Да нет. Как-то там произошло, что я раз – и оказалась в театральном институте. А в детстве я мечтала о серьёзных профессиях. Хотела быть археологом…
– Вас увлекали Египет, Междуречье? Или хотели заниматься раскопками в Босфоре – одним словом, нырнуть в классическую древность?
– В том-то и дело, что я ничего про это не знала – я запоем читала художественную литературу. Но вдруг в какой-то момент я увлеклась историей. Но, пожалуй, больше всего меня привлекала кочевая жизнь. Это, наверное, во мне цыганская кровь бурлит. В школе я занималась туризмом, спортивным ориентированием. Мне казалось: «Вот это жизнь!» Правда, не скажу, что меня безумно радовали походы с комарами и спальными мешками на пятерых. А может, моя мечта стать археологом выросла на пустяшном детском закапывании «секретиков». Мне очень нравилось: стёклышко, фантик вначале закопаешь, а потом как будто бы случайно находишь их в земле – и вот пожалуйста, «артефакты» вроде глиняных черепков…
– Однако вы предпочли не раскапывать истории, а их играть. Но вернёмся к «Голливудской диве». Чем всё-таки заинтересовал вас этот проект? Возможность окунуться в золотой век Голливуда?
– Мне нравится, что это очень простая, очень светлая история, она похожа на то кино, которое возникло в золотой век Голливуда. Корнелиус переживает, что в оперетте Бенацки много клише…
– Насколько я знаю, он и писал её как в некотором смысле пародию на голливудское кино.
– Да, но сейчас мы иначе к этому относимся. И мне кажется, что должны быть не просто клише, а гиперклише. Для зрителя должны быть узнаваемы приметы того времени, не надо бояться их показывать, придумывать что-то новенькое. Нет, хочется просто делать то, что было в те годы, и главное – делать это искренне. Вытащить из себя оставшиеся капельки наивности, чистоты и их использовать.
– В центре интриги – актриса Глория Миллс и светский репортёр Аксель, который надеется, используя Глорию, продвинуться по служебной лестнице. Уверена, большинство решит, что всё закончится «поцелуем в диафрагму» (финальный поцелуй влюблённых под своеобразный занавес-затемнение, излюбленный приём американского кино 1920–1930-х годов). А ведь на самом деле у Бенацки всё не так просто…
– Да, у нас открытый финал, потому что эта история гораздо больше, чем история взаимоотношений мужчины и женщины. И тем более голливудской звезды и журналиста. Голливуд 1930-х годов – это лишь антураж. Когда Аксель оказался в тупиковой ситуации, Глория Миллс спасла его в благодарность за то, что он в самую трагическую минуту её жизни просто-напросто рассмешил. И из-за этой, казалось бы, малости Глория поняла, что, несмотря ни на что, можно и нужно жить светло.

Смысл этой истории в том, что мы на своём пути встречаем разных людей, и не обязательно они останутся рядом с тобой на всю жизнь, но тем не менее они могут сыграть очень важную роль в твоей судьбе. Как-то мне написала поклонница: «Посмотрела ваш фильм и вдруг увидела мир по-другому. А я была на грани…» Что она узрела в этом фильме – не знаю, но что-то в её сознании переключилось. Мы никогда не знаем, что и когда пошлёт нам Бог – человека, животное или ситуацию, которая спасёт нас. И этот дар мы должны принимать и никогда не задаваться вопросом: «А за что мне это?»

© Katerina M., Galina N., 2001-2014.
Частичное или полное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администратора.
Элитный халат из бамбука женский купить в Москве

Связь с Админом - по всем вопросам сайта Обращаться через форму


1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1