Ольга Дроздова


     :: Ольга Дроздова: Эта "резня" могла произойти только с 40-летними. ::       

Премьера в "Современнике" на "Черешневом лесе": "Бог резни" - пьеса модного французского драматурга Ясмины Резы, автора книги о Николя Саркози. Это история о двух супружеских парах, каждая из которых мечется в поисках уюта и гармонии. В эксклюзивном интервью "Труду" актриса Ольга Дроздова рассказала о своей героине и о том, как трудно быть счастливой.
- Судя по краткой аннотации к пьесе, ваша Вероника - женщина с активной гражданской позицией. Вам самой это близко?
- Скорее нет, чем да. Еще в юности один педагог в театральной студии в городе Находка, где я выросла, советовал мне не идти в актрисы, потому что у меня нет "локтей". После этих слов я проплакала три ночи: ведь так хотела стать актрисой. Да и сейчас не научилась быть пробивной. Что же касается моей героини в спектакле "Бог резни", то для нее общественная работа - это скорее ширма, за которую она прячется, чтобы не ощущать себя несчастной. У нее есть муж, сын, но что-то в их семейной жизни не складывается, а она боится в этом признаться. Ей не то чтобы не нравится участвовать в благотворительности и организовывать всякие акции, по большому счету это просто способ бегства от реальности.
- Актриса театра "Современник" Чулпан Хаматова славится своей благотворительной деятельностью и социальным неравнодушием. Почему на роль Вероники выбрали вас, а не ее?
-Во-первых, потому что я старше Чулпан. Автор пьесы Ясмина Реза убеждена, что эта история могла произойти только с 40-летними, а Чулпан пока относится к поколению 30-летних. Как известно, женщины на Западе выходят замуж не в 18 лет, как в России, а когда их возраст приближается к 30. Вероника в браке примерно 13 лет, у нее 11-летний сын и все признаки семейного кризиса. Причем это уже тот возраст, когда начинаешь анализировать свою жизнь, проводить работу над ошибками. Тогда как в 30 лет европейцы только вступают в фазу семейных отношений. Кстати, выбор актеров, каждую нашу реплику, каждый жест согласовывали с автором пьесы Ясминой Резой и с ее братом Жаном Филиппом, который представляет интересы сестры в России. Наше правительство приняло закон о защите авторских прав, и в случае с первой постановкой пьесы "Бог резни" он строго соблюдается.
- Означает ли это, что вы лишены возможности импровизировать? Ясмина Реза, будучи сама актрисой, должна же была оставить вам островок для фантазии?
- Известный переводчик Ирен Зайончик прочитала отрывки этой пьесы режиссеру спектакля Сергею Пускепалису, и он был в восторге от материала. Насколько мне известно, возникла идея - доверить перевод пьесы литератору, который бы владел не только языком, но и словом, ритмом, мастерством. Обратились к известному писателю, поэту, журналисту Дмитрию Быкову, и он сделал во всех отношениях замечательный перевод. Конечно, я не могу в этой роли бурно фантазировать, как, например, это было в спектакле "Аномалия" по пьесе Галина, но свобода всегда есть. Нередко важны не сами слова, а то, что стоит за ними, то есть молчание.
- Вам комфортно в паре с Сергеем Юшкевичем - мужем Вероники?
- С Сергеем Юшкевичем я играю много лет в спектакле "Три сестры", причем в разных редакциях (во второй - я Маша, он Вершинин, в третьей - я Ольга, он Кулагин), а также в спектакле "Анфиса". Сергей - прекрасный партнер и очень тонкий артист. Но каждая роль невольно вносит свои коррективы во взаимоотношения с партнером. Поскольку у Вероники и Пьера все очень непросто, то и у меня с Юшкевичем возникают сложные моменты в общении. Но это нормально. По крайней мере, в процессе репетиций.
- Герой Сергея Юшкевича занимается и домом, и воспитанием сына, тогда как Вероника далека от быта, ведь она еще и феминистка. А вы хорошая хозяйка?
- Я все могу делать по дому, даже очень вкусный обед в состоянии приготовить. Но не люблю все эти занавесочки, цветочки и прочие милые штучки семейного уюта, которые раньше называли мещанством. Мне нравится, когда в квартире есть свободное пространство, а не коллекция вещей и мебели. Создавать в доме атмосферу разных стран и культуры, миров и эпох - вот это интересно. Причем с помощью одной вазы или картины.
- Таких женщин, как Вероника, в Европе много, и наверняка вы их встречали в том же Париже? Помогают ли вам наблюдения в актерской профессии?
- В других городах и странах (особенно люблю бывать во Франции) меня интересуют не здания и музеи, а люди. Могу часами сидеть в каком-нибудь кафе за чашкой кофе, наблюдая за прохожими и часто зарисовывая их лица прямо на салфетках. В Москве, когда есть свободное время, а его у меня сейчас нет, я тоже люблю посидеть в кафе, особенно на Красной площади, где скапливаются люди из всех стран и со всех уголков России. Кстати, я быстро запоминаю незнакомых людей и легко могу их описать. Вот промчалась мимо незнакомка, а я уловила и ее взгляд, и пластику, и одежду, и ее сумочку. Потом, безусловно, все увиденное использую в актерской практике. Половина моего театрального репертуара - героини-иностранки: фрау Хассе в "Трех товарищах", Каролла в "Крутом маршруте", Вайолет в "Предупреждении малым кораблям", Анна в "Виндзорских насмешницах", Милена в спектакле "Мамапапасынсобака", а теперь и Вероника. Поскольку сама я не принадлежу к западным женщинам, то мне необходимо их изучать, что я и пытаюсь делать.

© Katerina M., Galina N., 2001-2008.
Частичное или полное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администратора.
гостиницы г, тверь, wi | Пианино Лирика купить цена. | Каминное литье тут.

Связь с Админом - по всем вопросам сайта Обращаться через форму


1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1