Ольга Дроздова


     :: Московское счастье Ольги Дроздовой ::       

Многие считают, что актриса должна быть прежде всего красивой. Словно в подтверждение этого правила красавица из города Находка Ольга Дроздова стала актрисой. А потом, вопреки всем правилам и законам, она уехала в Москву. В Москве она стала еще более хорошей актрисой и еще более красивой женщиной.

У церкви

М. Грушевский: Ольга, а почему у этой церкви мы встретились? Это было первое впечатление о Москве?

О. Дроздова: Это…Нет, это не первое впечатление, это было трагическое, так сказать, воспоминание изначально, потому что после того как я не сдала какой-то там экзамен при поступлении, обществоведение…не помню, что. В общем, короче общеобразовательное что-то, хотя будучи отличницей. Но меня поймали, так получилось. Вот…И мы с еще одним абитуриентом, который тоже провалился, он говорит: «Пойдём в церковь!» Я говорю: «Я не хожу в церковь… Я не пойду, не ходила никогда в церковь.»Он говорит: Пойдём…Ну и мы пошли в церковь, мы долго шли, какими-то там мостами…не помню, но помню, что долго. И мы пришли в эту церковь, я её не запомнила, я запомнила название «Всех скорбящих радости». И потом как-то подзабылось это всё, я даже не вспомнила, что после церкви именно как потом у меня всё сложилось, и что я поступила, и всё замечательно, естественно церковь никакого отношения к этому не имела, как я считала, воспитанная атеисткой, родителями. Но потом я поселилась здесь недалеко, на Пятницкой, у меня окна выходили прямо на эту церковь, я так к ней приглядывалась. В конечном итоге я пошла сюда…и стала ходить просто. Мне было интересно, просто ходить. Не зная, что это та же самая церковь. Потом так же вот внезапно я покрестилась, придя в очередной раз, в рваных джинсах…Вымыла полы дома, и вид у меня был затрапезный совершенно, сверху какое-то пальтишко. Просто зашла, думаю, может спросить у батюшки…Подошла, говорю: «А может…Скажите, когда креститься, что для этого надо, там рубашка какая-то, еще поститься…» Он говорит: «Пойдём, деточка, там у меня ребята-афганцы крестятся и ты с ними. Я говорю: «Да нет, не пойду, я в джинсах, нехорошо, неприлично.» Он говорит: «Ничего, ничего, не в этом дело», как-то он мне так объяснил, я уже сейчас не помню, что я поверила и пошла. Окунули меня в этот чан, и я по морозу бежала домой, но счастливая, с крестиком (улыбается). Ну и тогда после этого очень много произошло в моей жизни резких изменений, тогда мне казалось – ужасных, но сейчас понимаю, что просто спасительных. Вот…И потом через некоторое время я поняла, что это та самая церковь, которая меня когда-то спасла от отъезда из Москвы.

М. Грушевский: А были и такие у вас моменты?

О. Дроздова: Ну конечно, я собиралась, когда провалилась в первый раз, я собиралась ехать в Свердловск, работать в драматическом театре, в Свердловске. И не считала, что это ужасно, ну попробовала – нет, так нет, вернусь обратно, к своим друзьям (смеётся). Но вот после похода в церковь я осталась здесь.

М. Грушевский: Давайте зайдём, я не был никогда здесь.

О. Дроздова: Давайте…

Отец Ольги был капитаном, мать – цыганкой. Капитанская дочка из Находки успела побывать кладовщицей на одном из заводов Владивостока, студенткой театрального ВУЗа в Свердловске. Но рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше. Дроздова стала-таки студенткой столичного Щепкинского училища. Многих нынешних кумиров по началу называли провинциалами, пришлось потерпеть.

На улице (по дороге к общежитию театра «Современник»).

М. Грушевский: Существует такое мнение, что приезжие, иногородние выносливее студенты, чем москвичи. Вы это чувствовали на себе?

О. Дроздова: Ну…на себе (смеётся). С чем мне сравнивать, с самой собой? Да, наверное, выносливее, наверное. Потому что всё-таки я, родившись в Находке, тем более я дочь моряка, капитанская дочка. Там суровый климат, даже не климат погодный, а жизнь. И наверное определяет…Тем более воспитание достаточно жесткое у меня было, родители: мама «ежовые рукавицы», папа почти всегда в море.

М. Грушевский: А говорят, что в Москве, и тем более в вашей профессии нужно уметь «работать локтями»…

О. Дроздова: Это удивительная история тоже. Я занималась в студии театральной, уже тогда в Находке, меня пригласили. Я в драмкружке школьном сначала играла, капитанскую дочку (смеётся), и так как-то увидели и пригласили меня в такой…народный театр, во дворец культуры. Я там занималась, а нам всегда говорила педагог, которая с нами занималась, что она не воспитывает артистов, она воспитывает только грамотных зрителей. В общем, она права. И когда вдруг я решилась иди в артистки, так серьёзно, победив на каком-то там конкурсе чтецов, став лауреатом, я решила что всё, меня пригласили в институт поступать. Она сказала: «Ни в коем случае! Тебе – нельзя.» Я так расстроилась, я прорыдала всю ночь, потом я всё-таки прибежала к ней, говорю «Почему?» Она говорит: «Ну, девочка моя, у тебя нет локтей (улыбается). Ты не сможешь выжить в этом, для этого надо пробиваться, для этого надо иметь очень жёсткий характер.» – вот то о чём вы говорите. Говорит: «Ты не сможешь, тебя затопчут или сама сломаешься и опустятся руки.» Но я поняла, что…ну почему обязательно нужны локти для этого? (смеётся). Есть другие способы, может быть не такие действенные изначально, но в конечном итоге побеждающие. Потому что терпение и всё-таки, скажу пафосно, любовь к людям, которые не могут не ответить тебе, если это искренне. Это скорее больше побеждает.

М. грушевский: Когда вы учились в училище, в театральном училище, вы жили в общежитии, я так понимаю?

О. Дроздова: Да-да-да.

М. Грушевский: И оттуда вы переехали в общежитие театра «Современник»?

О. Дроздова: Не оттуда…не оттуда, я еще побывала замужем немножко. Вот…И потом так оказалось, что мне некуда стало идти, потому что муж попросил меня освободить помещение…А в театре в это время не было свободных комнат, но так мне повезло опять же (улыбается). Какая-то маленькая комнатка, которая была у них как склад в общежитии, туда сбрасывали вещи, потому что она самая маленькая и такая…неудобная. Её решили освободить. И когда я пришла в первый раз в общежитие, боясь, потому что там и артисты жили, драматурги, как бы у них своя там уже семья, и я пришла, говорю: «Вот я у вас…», на меня так женщина одна посмотрела и сказала: «Ну, вот там комната, там можете жить». Захожу в эту комнату, там ни-че-го, оттуда вынесли всё. «А где же я буду…» - «Это ваши проблемы.» Но потом эта женщина стала моей лучшей подругой (смеётся). Всё нашлось, нашлась кровать: тут же мне артист Борис Фёдорович Сморчков сбивал кровать из каких-то досок, кто-то принёс тумбочку, Галина Борисовна Волчек отдала свой старый телевизор цветной, кто-то посуду, ну в общем, получилась очень уютная, замечательная комната (улыбается).

М. Грушевский: Сколько лет вы здесь прожили?

О. Дроздова: Четыре года.

М. Грушевский: Не было никогда мысли, что лучше всё-таки было оставаться «первым парнем на деревне»…

О. Дроздова: Нет. (смеётся), не было. Я всегда считала, лучше моё, своё, пусть общежитие, пусть маленькая комната, но это моё.

М. Грушевский: С каким чувством вы сейчас откроете эту дверь?

О. Дроздова: Я давно здесь не была, здесь живут уже наши ребята, которые пришли, молодые…И там, к сожалению, живут и те люди которые уже давно здесь живут и никак у них не получается с квартирой. Вот…ну, не знаю. (смеётся). Первое время меня так тянуло в общежитие, у меня такая ностальгия была, мне казалось, что тут всегда есть кто-то рядом, когда плохо, можно пойти в кухню, сесть, поговорить, до утра, рассказать всё, тебе помогут. В конце концов, даже если у тебя нет продуктов и денег, то тебя всегда накормят, напоят. Расставалась конечно я со всеми очень тяжело, не хотелось уезжать (смеётся). И даже когда мы переехали на квартиру, я первое время даже как-то к соседям всё время бегала: то за солью, то еще за чем – мне было ужасно одиноко (смеётся), что нет моих друзей рядом. А сейчас там очень мало кто остался из старожилов. Попробуем зайти?

М. Грушевский: Давайте.

В общежитии театра «Современник»

О. Дроздова: Да, котище у нас замечательный.

М. Грушевский: А он тогда уже был здесь?

О. Дроздова: Нет, но был другой. Здесь всё время коты живут, тараканы, крысы. Гринпис у нас тут целый (смеётся). Вот тут мы жили…Тут кухонька была моя.

М. Грушевский: Это вы готовили прямо здесь?

О. Дроздова: Да, но я готовила, как – у меня редко выдавалось время готовить, и если я готовила, то за мной потом убирать надо было долго, потому что всё было впопыхах, быстро. А вот тут у нас был случай очень любопытный: мы с Владиславом Аркадиевичем Пильниковым, артистом нашего театра, что-то мы здесь с ним готовили. И в какой-то момент неожиданно на нас обвалился потолок, причём вот такой (показывает) толщины, какая-то…не знаю, как это называется, то, что на потолке. Мы отскочили, чудом спаслись, просто чудом. Так что здесь всегда было непросто жить. Вот тут была моя комнатка, она однажды горела.

М. Грушевский: При вас?

О. Дроздова: Да, я вышла и оставила свечку над кроватью, какой-то у меня приступочек, я поставила свечку. Вышла на секундочку, вернулась, смотрю, тут дым валит. И мы всем общежитием, с тазиками, с кастрюлями тушили это дело. Ничего, потушили и спать легли (смеётся). Чёрный потолок был…Всякое бывало. Мы здесь часто собирались, когда премьера, мы все собирались, допустим, с артистами на кухне. Или когда очень тяжело и трудно, приходишь, всегда кто-нибудь есть, кому выговориться, поплакаться. Я здесь очень много друзей приобрела, в этом общежитии.

М. Грушевский: не было тут того, что называется «террариумом единомышленников»?

О. Дроздова: Да нет, мы здесь просто наоборот все такие родные люди и болячки-то у всех одинаковые, поэтому нет. Вообще, террариум единомышленников, я понимаю, что,…Но что нам здесь делить, в общежитии? Мы все в одинаковом положении были, абсолютно. Кто-то получал роли, так радовались. У нас вообще, в «Современнике», как это опять же пафосно не звучит, нет таких вещей. Ну как-то…Несмотря на то, что вроде женщина правит театром, и какие-то интриги….Ничего этого нет и некогда этим заниматься (улыбается). Много работы и как-то мы любим друг друга. Пытаемся, во всяком случае. Нет, я понимаю, что это немножко патокой отдаёт, но это правда.

М. Грушевский: Пойдём посмотрим, что дальше…

О. Дроздова: Дальше всё, тупик. Там уже комнаты, в которых живут люди, и всё. Здесь очень многие жили, Лена Яковлева тоже жила долгое время с мужем…Здесь много народу, Гармаш Серёжа жил с женой здесь долгое время. Горкин, известный достаточно драматург, тоже здесь жил. Так что здесь очень много народу проживало в своё время….Как-то грустно мне вдруг стало…как-то грустно (улыбается). Даже шкафчики какие-то знакомые, всё думаешь, не из моей ли это комнаты. Здесь столько было счастливых минут – здесь я встретила Певцова…ну, не здесь (улыбается), здесь он жил со мной в одной комнате, у нас не хватало…У меня стояла кровать, а кровать занимала большую часть комнаты, скажем так (улыбается). И он спал на матрасике рядом с кроватью, нормально (смеётся). Всё было хорошо. Так тоже можно…Зато своя комната.

На пробах к фильму «Прогулка по эшафоту» начинающая москвичка Дроздова познакомилась с современным киногероем Дмитрием Певцовым и стала его героиней. Жизнь била ключом: новые встречи, интересные роли. Вчерашняя провинциалка практически с ходу попала в труппу прославленного театра «Современник».

На улице (возле театра «Современник»).

М. Грушевский: Ольга, ну расскажите: как случилось так, что вы попали в театр «Современник», лучший, по мнению многих, театр Москвы?

О. Дроздова: Случилось очень сложно и в конечном итоге очень просто, потому что сначала ну как бы все студенты показывались в театре, я показывалась во многих, причём в основном помогала показываться артистам, потому как у меня не было прописки, и я понимала, что…А в то время не брали в театр без прописки. Причём такая обратная была ситуация: прописки нет – не берут в театр, не прописывают, если ты не устроился на работу.

М. Грушевский: Замкнутый круг получается.

О. Дроздова: Да-да-да…А потом вдруг один театр, другой театр…У Галины Борисовны тоже это…Пришла, помогала там какому-то артисту показываться, она вдруг говорит: «Ну вот эту мне, глазастенькую, верните, не помню, как фамилия.» Я забегаю, вся в слезах, потому что отрывок, естественно, без слёз у нас не бывает. «Есть еще что показать?» Я говорю: «Нет, нет, я не готовилась…» «Ну хорошо…».

М. Грушевский: Почему вот именно «Современник», почему именно этот театр?

О. Дроздова: Не знаю, тут что-то произошло, я не знаю – мистическое ли это, или это просто какое-то…Я такой же был бездомный ребёнок, брошенный, бросив сама родителей, маму. А до этого я была просто тепличным растением, маминой дочкой. И вдруг, я когда увидела глаза Галины Борисовны, которая на меня смотрит так ласково, нежно (смеётся)…Вот это «Глазастенькая»…Я просто поняла, что я отсюда не уйду (смеётся).

М. Грушевский: Существует ли рецепт Ольги Дроздовой, как стать москвичкой?

О. Дроздова: Да не знаю я как-то…

М. Грушевский: Ну какие-то правила, что-то. Может быть, какие-то ошибки?

О. Дроздова:

М. Грушевский: Вы вообще чувствовали, что вы не из Москвы?

О. Дроздова: Да я до сих пор чувствую (улыбается).

М. Грушевский: В чём это проявляется?

О. Дроздова: Ну проявляется в том, что я…В каких-то комплексах, неуверенности в себе. Потому что ну что для нас, для девочки из Находки, Москва – это что для москвичей Голливуд (улыбается). Поэтому для меня это до сих пор еще осталось такое. Когда меня где-то признают и что-то пишут про меня, для меня до сих пор это всё еще вызывает удивление, я думаю: «Боже мой, наверное я всех как-то обманула. (смеётся), что я сделала? Когда-нибудь они увидят, узнают правду и разочаруются».

М. Грушевский: Москва Ольги Дроздовой – где она?

О. Дроздова: Вот сейчас мы идём по моей Москве. Потому что по этому месту мы, я сейчас вспоминаю, как мы…Ну здесь очень много было пройдено, ролей прохожено, потому что я именно здесь любила гулять по бульвару, ну я жила напротив, в общежитии. Тут каток, который я вот сейчас смотрю, потому что я обожаю кататься на коньках, у меня до сих пор две пары коньков, одни из которых с 7-го класса еще. (улыбается). Заточены так, что просто…Я ходила сюда кататься, на каток. Да, правда. И каждый год мы с друзьями куда-нибудь обязательно идём на каток. Это моё любимое, это единственное, что я могу из спорта. И с Димой Певцовым, с которым мы познакомились, это всё происходило здесь.

М. Грушевский: Что подарила вам Москва, какие встречи, какие события…Вот что произошло с вами такого, чего никогда бы не произошло в другом городе?

О. Дроздова: Я сейчас вот чем старше становлюсь, тем больше думаю, что мне в жизни просто везло на хороших людей.

М. Грушевский: Любите Москву, Оль?

О. Дроздова: Да, очень.

М. Грушевский: За что?

О. Дроздова; Люблю, потому что этот город подарил мне меня (улыбается).

М. Грушевский: То есть?

О. Дроздова: Это так пафосно сказано, но это действительно так. Меня как актрису, как просто человека, потому что до этого это был какой-то сумасшедший путь, в поисках чего-то в себе, по дороге накопления комплексов неполноценности, которые здесь я потихонечку…Москва с меня счищает (улыбается). Но и новые, естественно, навешивает. Ну…Здесь мой дом, здесь мой главный дом, помимо, естественно, основного дома – театр «Современник».

Ольга сыграла в театре массу ролей: в «Крутом маршруте» и «Аномалии», «Анфисе» и «Трёх товарищах», да и в новой редакции бессмертных «Трёх сестёр» Дроздова пришлась как нельзя кстати. Театральный роман капитанской дочки с «Современником» стал обязательной составляющей московского счастья Дроздовой. А что же кино? «Мы хотим видеть красивые лица!» - настойчиво требовала публика. Занудные кинематографисты готовы были без конца эксплуатировать внешность актрисы. Казалось, Ольга обречена всю жизнь играть декоративные роли, и их было немало. А потом Дроздова стала получать призы, призы кинофестивалей, за исполнение главных женских ролей в телесериалах «Бандитский Петербург» и «Остановка по требованию», а также за главную женскую роль в телефильме «На ножах» по Лескову. О ней заговорили, как об актрисе серьёзной.

Дома.

М. Грушевский: Я так понимаю, что вот на этой кухне, завтракают, глядя на бега, знаменитые Дмитрий Певцов и Ольга Дроздова?

О. Дроздова: Да (улыбается).

М. Грушевский: Вы азартные люди?

О. Дроздова: Ну, с утра так встаёшь и опаздываешь иногда на репетиции. Немножко так посмотришь, и хочется смотреть, сидеть и никуда не ходить (улыбается).

М. Грушевский: А был ли вот тот момент, когда появился у вас в Москве свой дом, переломным? И вы почувствовали: «Да, мой дом – моя крепость, я здесь живу, это мой город». Было такое?

О. Дроздова: К тому времени уже, живя в общежитии четыре года, я уже устала мечтать о собственной квартире, мне уже было всё равно, куда приходить спать, потому что был чудовищный режим, съёмки, репетиции, спектакли, и поэтому мне было всё равно. Как только мне стало абсолютно всё равно, где я положу свою голову, так сразу это и начало происходить (улыбается). Поэтому такого вдруг какого-то мгновенного счастья московского (смеётся) не случилось.

М. Грушевский: А чем стала для вас Москва, Оль, вот за эти годы?

О. Дроздова: Ну…Надеюсь верить, что стала моим домом. Потому что здесь замечательные есть родители Димы, которые…я вообще не знаю, как я до встречи с ними без них могла жить, это мои родители. И также и друзья, теперь здесь всё.

М. Грушевский: Сейчас, если бы вам представилась такая возможность, не переезжать в Москву, остаться там, где вы жили. Что бы вы выбрали, уже зная, что это трудно?

О. Дроздова: Да это не так трудно, это жизнь. Сидеть на одном месте тоже бывает трудно и никуда не двигаться, это…Я имела бы свои трудности, там же, в Находке. Всё могло бы быть прекрасно, я думаю (улыбается). Другое дело, что, наверное, нам нужно было встретиться с Певцовым. Мы выбрали такое место – Москва (улыбается).

М. Грушевский: Я так понимаю, что вот за этим окном находится тот самый замечательный вид ипподрома, на который вы смотрите каждое утро?

О. Дроздова: Да. Каждое утро, да. Встаю, это меня вдохновляет. Потому что я встаю полумёртвая, а они бегут куда-то, бегут, и мне тоже сразу хочется бежать, что-то делать (улыбается). Как-то да, меня вдохновляют эти лошади.

© Katerina M.
Ольга Дроздова
Частичное или полное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администратора.
Мы предлагаем купить диплом в рязани с доставкой, есть скидки.

Связь с Админом - по всем вопросам сайта Обращаться через форму


1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1