Ольга Дроздова


     :: Современница ::       

Она играет главные роли в одном из лучших театров страны, с неизменным успехом снимается в кино, сериалах… Ольга Дроздова верит в свою счастливую судьбу, но не любит загадывать на будущее, предпочитая жить сегоднешним днем…

- Ольга, вы слушаете радио? Какую музыку?
- Специально нет. Чаще, когда еду в машине. И это может быть совершенно разная музыка. А дома… Не сочтите это за рекламу, но дома я слушаю песни в исполнении своего мужа Дмитрия Певцова.
- Он поет?
- Да, и сейчас записывает диск песен Николая Парфенюка, композитора, работающего в театре «Ленком», кино и сериалах. Ему, например, принадлежит музыка к фильму «Удар лотоса» и сериалам «Досье детектива Дубровского», «Баязет». Дмитрий получает от записей огромное удовольствие.
- Что это за записи, в каком стиле?
- Стилистику мне определить трудно: что-то напоминает семидесятые года, что-то абсолютно современное. Правильнее будет сказать, что эти песни – традиционная эстрада в самом лучшем ее качестве.
- У вас в жизни есть какая-то определенная «волна», которая вас движет?
- Иногда кажется, что по жизни тебе помогают двигаться окружающие тебя люди, а если призадуматься, то, простите за высокие слова, судьба, Бог. Волной это назвать сложно.
- Вы фаталист?
- В моем понимании, да. Но при этом мне кажется, что раз от рождения нам не дано знать свою судьбу, то и пытаться не стоит. Ничего хорошего из подобной затеи все равно не выйдет. Я не люблю гадалок, предсказателей, гороскопы.
- Как получилось, что в спектакле «Три сестры» вы играете и Машу, и Ольгу?
- Если вы помните, Галина Борисовна Волчек уже ставила в «Современнике» эту пьесу. И тогда я играла роль Маши. Последний раз я выходила в прежних «Трех сестрах» на бродвейскую сцену во время гастролей театра в США почти восемь лет назад. Позднее Галина Борисовна решила восстановить спектакль, уже с другим актерским составом. И в новом варианте постановки мне досталась роль Ольги. Признаюсь, мне не хотелось расставаться с Машей. Ведь в рамках этого персонажа можно было выразить очень и очень много. Но недаром Чехов назвал свою пьесу «Три сестры». Я на собственном опыте убедилась, что все три героини равноценны, и Ольга не менее страстна и не менее женщина, чем ее сестры. Просто у Ольги другие приоритеты, она живет по другим законам. Потом случилось так, что заболела новая исполнительница роли Маши, и я ее заменила. Теперь я играю и Машу, и Ольгу. И делаю это, как мне кажется, интереснее, чем прежде. Трактовка обеих героинь у меня поменялась. Маша и Ольга стали ближе друг другу.
- Для вас театр – второй дом или место работы?
- Дом – это место, где тебя любят. Тот самый «кавказский меловой круг», в центре которого ты находишься. Если в этот круг входит и театр, то он тоже дом. У театра тоже есть свой круг. И иногда я туда вхожу.
- Помнится, как-то в период усиленных репетиций вы сказали про театр: «Мне осталось принести сюда раскладушку, чайник – и всё!»
- Да, это было, когда я возвращалась в роль Маши, потом репетировала спектакль «Мамапапасынсобака», а следом началась работа над новой редакцией «Анфисы». И действительно, я практически жила в театре. Но ничуть о том не жалею. Для любого актера много работы – счастье.
- Любопытно, что в Находке, где вы родились, нет театра, и вы до 12 лет не видели вблизи ни одного артиста. Зато, увидев, решили, что ваше место – среди них…
- Ничего удивительного! Во многих городах России нет профессиональных театров, но каждая маленькая девочка хоть раз в жизни да мечтала стать актрисой. И хорошо, когда в маленьких городах есть народные студии. Ведь прежде чем рваться в актрисы, нужно стать грамотным зрителем, увидеть, что актерство – тяжелый труд. Я всегда говорю об этом своим девочкам-поклонницам, которые часто дожидаются меня у служебного входа.
- Они приходят к вам за советом?
- Да, бывает и так. Они мне доверяют и ждут с цветами, письмами, а порой и со слезами. Я не жалуюсь на поклонников, но не так давно у меня была ситуация, когда я растерялась и не знала как правильно поступить. Одна поклонница встречала меня у театра, возле дома, писала письма, и было в них столько личного, что комок к горлу подступал. Она плакала, умоляла о встрече. Но тут уж либо встречаться со всеми, либо ни с кем. А охладить ее, ответив твердым отказом, у меня не хватало сил…
- В спектакле «Мамапапасынсобака» ваша героиня Милена – девочка, играющая во взрослую женщину. Вы играли в свое время во что-то подобное?
- Конечно, все мы играли во взрослых. Я же была обычным ребенком. Это сейчас читаешь интервью зарубежных, да и наших актрис и через раз встречаешь фразы: «Я дружила с мальчишками, лазала по деревьям, девчонок терпеть не могла. Была этаким пацаном». У меня ничего подобного не было. Хулиганила – да, по деревьям лазала – да, но как девочка. Ничего экстремального. Что касается спектакля, то мне кажется, в любом человеке живет ребенок. А в женщине особенно. И чем дольше это сохраняется, тем больше она женщина. Тут есть какая-то связь. Я не могу ее точно сейчас сформулировать, но она есть. Моя Милена – тот самый ребенок, что до сих пор живет во мне. Что-то я, конечно, подсмотрела, что-то придумала, что-то узнала от мамы. Но в получившийся образ все вошло на уровне бессознательного. Как таковая Милена родилась в ходе репетиций, самокопания. И сегодня, когда я иду на спектакль, до конца не знаю, какой она будет: каким голосом заговорит, как и в каком месте засмеется.
- Ваша мама мечтала, чтобы вы стали педагогом. Сейчас, будучи опытной актрисой, вы могли бы воплотить ее мечту. Не было соответствующих предложений?
- Мама мечтала, чтобы я стала учительницей начальных классов. А предложения преподавать были и есть. Но я убеждена, что всему свое время. Пока у меня хорошо получается готовить абитуриентов к поступлению в театральный. Обычно это дети друзей семьи, обращающиеся за помощью и советом. Я с радостью помогаю, и в последнее время удачно. Главное в этом деле – не разрушить природу будущего студента. Ведь можно просто натаскать, технически подготовить юношу или девушку к экзаменам. Однако на первом же семестре выяснится, чего они по настоящему стоят. Научить можно всему: правильно говорить, петь, танцевать, но талант и природное обаяние даются от рождения. Никаким мастерством их не заменишь. Поэтому в последний раз я сознательно не убирала у абитуриента грубейшие ошибки, потому что они были естественны и работали в плюс его индивидуальности. И потом мало поступить – нужно, чтобы повезло с педагогами. Иной учитель может сломать ученика.
- Вообще вы актриса, которая ждет предложений или может сама организовать для себя проект, как Амалия Гольданская, например?
- Мы с Амалией разные. Кроме того, все в жизни зависит от обстоятельств. У нее жизнь сложилась так, что пришлось создать свое дело. А какими путями Амалия пришла к этой мысли, она, может, и сама не расскажет никогда. Но как бы то ни было, результат вышел замечательный. Может быть, и я пойду по тому же пути. Кто знает? Я никогда ни от чего не зарекаюсь.
- Вы не раз играли вместе с мужем Дмитрием Певцовым в кино и сериалах, а на сцене встретились лишь в одном спектакле – «Коллекция» по Пинтеру. Других предложений не было?
- Пока нет. Да и спектакль «Коллекция» был скорее эксперимент, хотя шли мы на него сознательно. Жаль, что не успели глубоко проникнуть в материал и слишком легкомысленно отнеслись к Пинтеру. Но все равно опыт получился интересный. Театр сильно отличается от кино. Каждый спектакль играется по-разному, и есть возможность все время совершенствоваться. Можно играть одну и туже роль 10 лет и находить в ней новые грани. В кино этого нет. Поэтому, когда я смотрю свои фильмы, порой думаю: «Как я могла так сыграть?» Сегодня было бы все иначе. Но, с другой стороны, тогда я была именно таким человеком и так чувствовала…
- Ольга вы с мужем много заняты в театре. Извините за бытовой вопрос, но кто же тогда из вас в магазин за продуктами ходит?
- Тот, у кого появляется такая возможность. На самом деле мы не столь уж критично заняты. Бывают периоды относительной свободы. В конце концов, есть еще и ночное время суток.
- Не пробовали упростить быт: завести домработницу, повара?
- Вы можете себе это позволить? Нет? Вот и я не могу. Я не прибедняюсь, но актеры в театре до сих пор получают немного. И никакой театр, даже столь звездный, как «Современник», не исключение. Если только антреприза… Но и она не окупит домработницу и повара. Уж лучше мы пожарим яичницу, а сэкономленные деньги пошлем родным и близким или друзьям, которые нуждаются в помощи. Из всех признаков «звездной жизни» у нас в семье есть только шофер. Но он не чей-то персональный, а общий. И это производственная необходимость. Иначе бы мы никуда не успевали.
- Про двухэтажную квартиру и загородный особняк спрашивать тоже не стоит?
- Не стоит (смеется). Нет ни особняка, ни дачи. Конечно, хочется, чтобы ремонт, который уже не один год длится в купленной нами большой квартире, поскорее закончился. Но остервенелого желания все бросить и работать только на достижение этого результата – нет. Я хочу как можно меньше отказывать себе и своим близким, а не экономить на всем ради квартиры. А вообще я не люблю рассказывать о доме. Я не такой уж гостеприимный человек, как хотелось бы. И это не природная черта характера, а приобретенная. Так сложилось, что мы с мужем жили то в общежитии, то в маленьких квартирках, где разместить гостей было трудно. Хотя бывало, что собиралось до 30 человек на семиметровой кухне. Ну и еще работа у актеров такая, что дома хочется элементарно скрыться от посторонних глаз, побыть в одиночестве.
- Вы неравнодушны к красивой одежде? Или одежда для вас – это внешнее проявление внутреннего мира?
- Я женщина, и ничто женское мне не чуждо. Я люблю все красивое. Правда, в жизни одеваюсь скромно, почти не крашусь. Мне кажется, что все там, на сцене… Я знаю, что пойду в театр, и у меня будут красивое платье, макияж, прическа. А в жизни… Те, кто меня любит, не смотрят на мою одежду.
- Это в жизни, а на сцене костюм «ведет за собой»?
- На сцене – конечно! Некоторые костюмы помогают создать образ, почувствовать характер героя. Когда в театре начинали ставить пьесу Теннеси Уильямса «Предупреждение малым кораблям», Галина Борисовна Волчек привела меня к режиссеру на роль… А он испугался, растерялся и стал объяснять, что ему нужна на эту роль актриса другой внешности, другого возраста. На что Волчек заметила: «А кто вам сказал, что Дроздова красавица?» Кого-то подобная фраза могла обидеть, но я восприняла это как комплимент: значит, меня в театре держат не как декоративный элемент. Чтобы вжиться в образ и оправдать данные в пьесе эпитеты моей героини – «как водоросль», «без корней», - мы с художником Викторией Севрюковой придумали туфли со сломанными каблуками и платье из лоскутков ткани. Для пущей убедительности я мазала волосы репейным маслом. И все это вместе давало потрясающий эффект. Жаль, что спектакль тот уже не идет. Но идет другой – «Три сестры», где над костюмами работал наш замечательный модельер Вячеслав Михайлович Зайцев. Вместе с ним мы придумывали костюм для моей Ольги. И ему все время хотелось чем-то его украсить. А я, наоборот, просила, чтобы платье было мешковатым, словно с чужого плеча или перешитое. Чтобы грудь была затянута, а воротник тугим и неудобным. Должно было складываться ощущение, что Ольге некомфортно. И Вячеслав Михайлович великолепно справился с этой задачей. Теперь мне замечательно играется в «неудобном» платье.
- Жизненные обстоятельства могут повлиять на исполнение роли?
- Тут уже все зависит от профессионализма. С одной стороны, закон таков, что зрители заплатили деньги и вправе получить свое. А с другой, актеры – тоже люди, и все переживания не спрячешь. Однако на сцене должны быть эмоции, определенные режиссером, а не привнесенные из-за кулис. И каждый справляется с этим по-своему. Мне перед выходом нужно сосредоточиться. Я терпеть не могу, когда у сцены идут какие-то разговоры, ходят посторонние люди. Это все мешает. Есть актрисы, которым, чтобы подзарядиться энергией, нужно устроить скандал, покричать. Мне же необходимо, наоборот, ощущение всеобщей любви. Поэтому я часто прошу: «Как бы вы ко мне ни относились – улыбайтесь! Это ведь так просто». По-моему, артисту перед выходом на сцену всегда нужно улыбаться и желать удачи.
- Вам принадлежит высказывание: «Самый приятный отдых – это лечь на диван и читать детективы». Вы до сих пор так отдыхаете?
- Да. Читать вообще приятно и полезно. И не только детективы. Мне же чтение необходимо для работы. Кроме собственно сценариев и пьес я читаю литературу по теме. Вот сейчас у нас в театре «Современник» знаменитый режиссер Анджей Вайда готовит к постановке спектакль «Бесы». Вне зависимости от того, получу я роль или нет, я буду перечитывать Достоевского.
- Вы ведете здоровый образ жизни?
- Для меня здоровый образ жизни – это без лекарств и врачей. В спортзале мне быстро становится скучно. Слава богу, что физическая форма позволяет заходить туда не часто. Лучше поехать на море. Там и поплавать можно, и с книжкой полежать на диване. Но, на мой взгляд, куда важнее, чем здоровый образ жизни, здоровый образ мыслей. Ведь с возрастом все эмоции аккумулируются и отражаются на лице. Поэтому пожилому человеку сразу можно сказать о его характере, мыслях. И надо еще в молодые годы беречь себя от злобы, зависти, ненависти, чтобы потом не было мучительно больно видеть свое отражение в зеркале.
- У Галины Волчек сохранилось такое правило: звезда, играющая главные роли, может выйти в эпизоде. Так и в некоторых спектаклях выходите буквально на несколько минут, например в «Трех товарищах», «Крутом маршруте»… Что дают такие роли, почему вы от них не отказываетесь?
- На самом деле это самые сложные сцены. В «Крутом маршруте» у меня довольно большой эпизод, с монологом. А вот в «Трех товарищах» я действительно выхожу на несколько минут. И за эти минуты мне нужно сыграть не только сам эпизод, но и всю жизнь героини, предшествующую ее появлению на сцене. Да так, чтобы зритель понял, что с ней произошло, что у нее своя правда. Ведь моя героиня вовсе не положительный персонаж. Она принимает решение уйти от мужа, а потом кончает жизнь самоубийством. Я должна существовать в этой маленькой роли с таким же внутренним накалом, как и в главной. Ничего не меняется. Даже в большой роли было бы проще, потому что по ходу пьесы можно набрать темп. А тут – три минуты на все. Это своеобразный актерский тренинг.
- Вы помните, какая была первая запись в трудовой книжке заслуженной артистки России Ольги Дроздовой?
- Конечно (смеется). Я не раз об этом рассказывала. Там написано: «рабочий-озеленитель». А работать я начала с пятого класса, в летние каникулы. Это была большая игра, которая, правда, дала возможность заработать на джинсы. И даже учась в институте, я летом сажала цветы, косила газоны, подстригала кусты. Собственные деньги давали мне возможность почувствовать себя самостоятельной. Потом мне это помогло и в жизни, и в профессии.
- Ольга, откройте секрет, как озеленители становятся популярными актрисами?
- 15 лет назад, когда я только пришла в театр «Современник», я тут же попала на главные роли, появились предложения о съемках. Я была не уверена в своих силах, и мне казалось, что все это – череда случайностей, я не достойна, я не справлюсь, мне было страшно. А Галина Борисовна Волчек сказала: «Оля, у вас есть все, чтобы стать звездой. Главное, не растеряйте себя в суете».
- Каких новых работ стоит от вас ждать в ближайшее время?
- Я не люблю загадывать, потому что все в нашем будущем зыбко. Но с большой долей уверенности могу сказать, что буду участвовать в съемках новой картины Марты Мессарош. Она – известный европейский режиссер. Даже попала в Книгу рекордов Гиннеса, как женщина, снявшая наибольшее число фильмов и получившая за это наибольшее число наград. Кроме того, Мессарош открыла миру великолепную Элизабет Юппер. Мы уже работали с Мартой шесть лет назад на картине «Дочери счастья», после чего престижный журнал Variety написал, что Марта Мессарош нашла русскую Элизабет Юппер. Других серьезных предложений пока не поступало. Да и, на мой взгляд, я уже могу выбирать материал для работы и не бояться, что перерыв затянется надолго, что зрители меня забудут. Не хочется опускать профессиональную планку, пусть она и кажется кому-то завышенной.

© Katerina M.
Ольга Дроздова
Частичное или полное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администратора.

Связь с Админом - по всем вопросам сайта Обращаться через форму