Ольга Дроздова


     :: Глава из книги Э. Лындиной "Актеры нового кино" ::       

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12

Быть может, так бы и произошло, если бы в Находку не приехал профессиональный театр.
— Я хорошо помню каждую минуту моего первого в жизни вечера в театре. Вплоть до того, что во время действия погас свет, но артисты продолжали играть в темноте. Потом свет вспыхнул, история разворачивалась дальше, как будто ничего не случилось. Я, как ребенок, верила во все, что происходило на сцене.
Домой вернулась потрясенная, со светящимися глазами. По натуре я человек эмоциональный, но сдержанный. Собралась сказать маме, что буду поступать в театральный институт. Сказала об этом, была тверда, как бы спокойна. Мое решение было как озарение, до этого ничего подобного со мной никогда не происходило. Да, да, было озарение — я знала, свой путь.
Со мной пытались бороться. Никуда не пускали, особенно тяжело я переносила вето на посещение катка. Не пускали на занятия бальными танцами. Они начинались в восемь вечера, а в девять я должна была уже ложиться спать. Но я все же нашла выход: спускалась по водосточной трубе. Вот где пригодились уроки спортивного ориентирования.
Вообще запретов было много. Пока мама не смирилась с моим выбором. Во Владивостоке я поступила на актерский факультет в Театральном институте, особенно понравились приемной комиссии мои этюды. Меня даже спрашивали: «Кто тебе помогал?» А помог опыт, обретенный дома, в нашей студии. И теперь он мне помогает...
В институте Ольга оказалась среди юношей и девушек, которые были старше ее, семнадцатилетней, опытных, уже немало повидавших. Были и такие, которые, не поступив в театральные вузы Москвы, Санкт-Петербурга, двинулись на восток, надеясь стать там студентами и уж потом перебраться в центр. Дроздовой было неуютно. Дошло до того, что она бросила учебу, убеждая себя, что ее приняли случайно, что у нее нет актерских данных и т.д. И ушла работать на завод кладовщицей.
Во Владивостоке мама поселила дочку на квартире у бывшей учительницы, которой Ольга не только платила за жилье, но еще убирала и стирала. Потом перешла к другой хозяйке, бывшей балерине. Новое жилье имело свои преимущества: Ольга жила в отдельной комнате, но на тех же условиях: убирала, стирала. Плюс оплата квартиры. Она, домашняя девочка, проходила трудную жизненную школу. Но не уехала в Находку — выдержала... Отслужив три месяца на заводе кладовщицей, была повышена в должности, переведена в курьеры, позже — секретарши. На заводе занималась художественной самодеятельностью. Организовала кружок спортивного ориентирования. С улыбкой вспоминает, что выросла до статуса «общественной деятельницы». Так было, пока к ней не пришел педагог из Театрального института и не уговорил девушку вернуться. Она снова стала студенткой, но что-то, еще до конца не осознанное, уже звало ее в путь.
Возможно, от отца-капитана передалась Ольге ее неуемная жажда странствий. Она и теперь всегда готова сложить вещи и — в дорогу! Возможно, тогда, во Владивостоке, ей стало вдруг тесно, неуютно. И вспыхнуло слово — «Москва». Еще очень далекое и чужое.
В Москве она была однажды школьницей. Проездом в Темрюку, когда вместе с мамой ехала на родину отца и матери. Были они в столице недолго, в памяти осталось многоголосье, многолюдье.
Слова «В Москву! В Москву!» будут повторять ее Маша и Ольга Прозоровы в «Трех сестрах», зная, что это никогда не свершится. Отчасти они были нереальны и для Ольги Дроздовой в пору ее юности, поскольку осуществить это было так непросто. Но она рискнула. Поначалу собралась целая компания сотоварищей, но в результате Ольга оказалась одна. И доехала до Екатеринбурга. Об этом городе, о тамошнем театральном институте ей рассказывала подруга. К тому же в Екатеринбурге была киностудия, где снимались игровые фильмы, а какая будущая актриса не мечтает о кино!
Ольга вышла из поезда в Екатеринбурге 1 мая. В этот милый весенний день пошел снег, город завалило сугробами. Зазеленевшие деревья проваливались в снежные горки. Люди спешно вытаскивали уже упрятанные на лето пальто и шапки, сапоги и перчатки. Именно в этот момент девушка в босоножках, с длинными косами, покрытыми снегом, кутаясь в тоненький плащик, вошла в здание драматического театра. И спросила, едва шевеля застывшими губами: «Это театр?» — «Да...» — «А где театральный институт?» — «Откуда, чудное дитя?» — спросил ее администратор...
Ольга пояснила, что приехала переводиться в местный институт из Владивостока. И была отведена туда немедленно. Увы, с переводом, на который Дроздова надеялась, ничего не вышло. Ей порекомендовали пойти снова на первый курс, который набирали молодые преподаватели. Она согласилась, о чем позже никогда не жалела, поскольку оказалась в руках замечательного педагога Владимира Рубанова.
Ее приняли без экзаменов, что поначалу раздражало сокурсников. Как и относительно свободное посещение занятий, что было разрешено Дроздовой -часть дисциплин она уже прошла во Владивостоке. По молодости и наивности Ольга не замечала реакции однокашников и узнала обо всем этом много лет спустя от актрисы театра и кино Ольги Беляевой, с которой вместе училась в Екатеринбурге. Преподавал на их курсе молодой режиссер Дмитрий Астрахан, незадолго до этого окончивший в Ленинграде ЛГИТМИК. «Он пришел к нам, отслужив в армии, — вспоминает Дроздова. — Такой все время моргающий, смешной галчонок...»
Итак, все как будто начиналось сначала. Ольга Дроздова не относится к категории удачниц, которые однажды и на всю оставшуюся жизнь становятся любимицами Фортуны. Безусловно одаренная, наделенная немалой силой воли и трезвым пониманием того, что реалии и мечты весьма разнятся меж собой, хотя, с другой стороны, мечты и стимулируют самые отважные поступки. Дроздова умеет примирять себя со сложностями каждого нового этапа ее пути. Учась в Екатеринбурге, она довольно быстро доказала право на большие роли, и не только в студенческих спектаклях. Вскоре ее пригласили играть на сцене областного драматического театра, известного как один из самых интересных российских периферийных театров. Разумеется, приход студентки на профессиональную сцену не был всеми единодушно принят. Ольге пришлось столкнуться с далеко не всегда дружественным к ней отношением коллег, особенно женщин, понимавших, что Дроздова довольно скоро может стать ведущей актрисой в их коллективе. И эта сторона жизни была принята Ольгой как часть ее актерской судьбы...
В Екатеринбурге она начала сниматься в кино. Ей предлагали небольшие роли, выделив из массовки красивую девушку с роскошными длинными косами, огромными глазами и фигурой модели. Появились роли и второго плана — как преддверие главных. Все складывалось, в общем, вполне удачно. Но... Снова повеяло жаждой перемен. Вроде бы все хорошо с учебой, съемки, предложения режиссеров... Интересная работа в качестве ведущей в студенческом спектакле-концерте из номеров-пародий на звезд эстрады... Свой номер Дроздова придумала сама: ведет концерт Эдита Пьеха! За ночь сама же сочинила текст. Сумела появиться в роскошном наряде («Боже, из чего я его собрала!» — смеясь, теперь вспоминает Ольга), женственная, обольстительная, с милым, чуть подчеркнутым акцентом. Успех был ошеломительный. Жаль, что до сих пор мало использована склонность актрисы к ярким характерным краскам.
Прошло два года. И Дроздова снова в пути... Свой переезд в Москву она объясняет случайностью, но взгляд с пройденной ею дистанции мог бы быть иным, более точным. Она будто с малых лет выписала для себя трудный маршрут: Находка — Москва, по-своему, в обратном порядке, повторяя дорогу, проделанную когда-то ее родителями. Она ехала в Москву с пересадками и долгими остановками, которые порой могли показаться конечным пунктом. И все же ее путешествие было запрограммировано самой ее природой, ее неуемной жаждой нового. Мне видится даже нечто символическое в том, что спустя годы она будет играть в «Трех сестрах», повторяя: «В Москву! В Москву!..»
Но, в отличие от Ольги Прозоровой, Ольга Дроздова в конце концов стала полноправной москвичкой. «Поэты рождаются в провинции, а умирают в Москве...» Эта формула относится и к актерскому сословию. Только из одного Саратова покорять столицу явились и покорили ее Олег Табаков, Олег Янковский, Евгений Миронов, Ксения Качалина... Из Харькова -Людмила Гурченко, Наталия Фатеева, Нина Русланова. В новом поколении блистают бывшие провинциалки Амалия Гольданская (Мордвинова), приехавшая из Вологды, Елена Шевченко и Владимир Машков — сибиряки... «Я-то самая провинциальная! С самого края России», — иронизирует Дроздова.

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12

© Katerina M.
Ольга Дроздова
Частичное или полное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администратора.

Связь с Админом - по всем вопросам сайта Обращаться через форму


1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1